Представьте, что Пхеньян — это Мурманск, Минск или

Представьте, что Пхеньян — это Мурманск, Минск или



Северную Корею и Россию почти все связывает: Ким Ир Сен вел войну в рядах Красноватой армии и познакомился со собственной женой в СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии); в селе Вятском родился и провел детство его отпрыск Ким Чен Ир; наземная граница, экономические связи и самая длинноватая стальная дорога в мире Москва — Пхеньян. Но ненаучной литературы о Корее на российском языке весьма не достаточно. В издательстве Individuum вышла книжка Мортена Тровика «Предатель в Северной Корее. Гид по самой наизловещей стране планетки». Наш редактор Миша Митюков одним из первых прочел «Предателя» и задал создателю вопросцы, ответов на которые не отыскал в книжке.


Норвежский живописец и режиссер Мортен Тровик побывал в КНДР (Корейская Народно-Демократическая Республика — Корейская Народно-Демократическая Республика) больше 20 раз и не только лишь стал очевидцем событий, поворотных для северокорейской истории (к примеру, тесты ядерного орудия), да и занес в нее собственный вклад. Он привозил в Пхеньян деятелей современного искусства и организовал 1-ый в стране концерт западной рок-группы Laibach.

Мортен Тровик и рок-группа Laibach

Северная Корея в очах большинства — это страна, из которой не бывает не плохих новостей: в ней расстреливают за неискренние слезы на похоронах вождей, ссылают в лагеря и угрожают миру атомной бомбой. «Предатель в Северной Корее» представляет собой редчайшую попытку пройти меж идейных полюсов и поведать правду о жизни в самой закрытой стране с юмором и любовью к обычным людям.

Вы попали в Северную Корею как турист в 2008 году. Что такового случилось в путешествии, что вы связали часть собственной жизни с данной для нас государством?

Сначала, мне дозволили привезти с собой большой диско-шар — виртуальный коронавирус и знак западной поп-культуры и декаданса. Но самое основное — опосля моих мягеньких, но убедительных аргументов разрешили применять диско-шар в фотосессии «Дискократия» (Dyscocracy). Я фотографировался в священных для северокорейской идеологии местах, к примеру напротив Кымсусанского дворца Солнца — мавзолея Ким Ир Сена и Ким Чен Ирина [существует серьезный регламент съемки около принципиальных мест и памятников, чтоб не обидеть память величавых вождей северокорейской цивилизации, и гиды строго смотрят за тем, как и в которых позах фотографируются туристы. — Прим. ред.].

Представьте, что Пхеньян — это Мурманск, Минск или

Мортен Тровик напротив Кымсусанского дворца Солнца

Для сопоставления: представьте схожую фотосессию напротив мавзолея Ленина во времена СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии). Это принудило меня задуматься, какие еще ограничения в Северной Корее можно чуть-чуть двинуть.

Даже те, кто Вас не знают, естественно же, слышали о концерте Laibach в Северной Корее. Наверное это ваш самый узнаваемый и непростой в организации проект. Но о нем нет даже абзаца в книжке. Поведайте о самых запоминающихся моментах, связанных с организацией этого шоу. Вы избрали Laibach поэтому, что их милитаристская и тоталитаристская эстетика близка КНДР (Корейская Народно-Демократическая Республика — Корейская Народно-Демократическая Республика)?

История о концерте Laibach в Пхеньяне осталась за бортом книжки, поэтому что о этом и так все знают. Во-2-х, мы сняли о наших приключениях достаточно удачный документальный кинофильм Liberation Day («Денек освобождения»), который проявили по всей Рф и в большинстве постсоветских государств — спасибо фестивалю Beat Film. И в-3-х, если я расскажу очень много закулисных историй, то мне придется уничтожить вас и всех, кто прочтет это интервью.

Как относятся в Норвегии к вашим проектам в Северной Корее? Какую глобальную цель сотрудничества с Кореей вы ставили себе? Я не поверю, что все это было для того, «чтоб создать КНДР (Корейская Народно-Демократическая Республика — Корейская Народно-Демократическая Республика) чуток наиболее открытой к миру». Кажется, что это больше индивидуальная история, любознательность и фан. Либо я не прав?

Вы не ошибаетесь, но разрешите ответить цитатой из песни Laibach: «Мы не могли быть поняты, если не могли быть непоняты» (We wouldn’t be understood if we weren’t misunderstood). Одна из немногих черт искусства, которая различает его от рекламы либо пропаганды, — возможность быть воспринятым и интерпретированным нескончаемым количеством методов. Если я на данный момент начну разъяснять «верный» и «неверный» посыл собственных проектов, то в тот же момент они закончат быть искусством. В протяжении почти всех лет в Норвегии жарко дискуссируют мои северокорейские связи и поездки, даже на министерском и парламентском уровнях, что, на мой взор, подтверждает значимость моих проектов для совсем различных людей. Так что нравится кому-то в Норвегии либо не нравится — я о этом не думаю.

Представьте, что Пхеньян — это Мурманск, Минск или

В книжке вы пишите, что из-за статуса самой закрытой страны в мире любой приезжающий в Северную Корею уповает стать первооткрывателем. В каждой деревне, которую турист проезжает по трассе, за каждым поворотом дороги он ожидает открытия. Но их не происходит. Также в одном интервью вы гласите: «Северная Корея — это иная страна, но не иная планетка. Большая часть того, как преподносится Северная Корея — попытка изобразить ее иной планеткой, которой она не является». Для что тогда приезжать туристу в эту страну, если первооткрывателем он не станет и даже не сумеет поглядеть ее без помощи других, а будет кататься от одной достопримечательности к иной под присмотром гида и сотрудника сохранности?

Когда я посетил восточное побережье Северной Кореи, одна из моих муниципальных провождающих, женщина приблизительно 25 лет, произнесла, что впервой лицезреет океан [хотя от Пхеньяна до наиблежайшего городка Вонсана всего 200 км. — Прим. ред.]. Из-за твердого контроля за передвижением людей большая часть Северной Кореи остается одним из менее изведанных мест в мире, в том числе и для самих корейцев. Даже в Северной Корее можно сойти с торенных туристских троп . Компании Koryo Tours и Young Pioneer Tours организовывают поездки по личным маршрутам для маленьких групп и даже 1-го человека, лишь это будет весьма недешево. Если ты хочешь выйти за рамки стереотипов о хоть какой стране, то в любом случае одной поездки в нее будет недостаточно.

Представьте, что Пхеньян — это Мурманск, Минск или

Вы пишете, что в Пхеньяне можно повстречать соответствующие черты различных эпох: современности, 1990-х, 1980-х, 1960-х и 1950-х, а в деревне — 1930-х. Скажите, в чем это выражается?

Думаю, что жителям Рф будет просто это осознать. Представьте, что Пхеньян — это Мурманск, Минск либо Новосибирск, но лишь без рекламы и билбордов. Чем далее вы отдаляетесь от центра городка в сторону окраин, тем далее вы перемещаетесь вспять во времени, пока не дойдете до деревень, где живут без водопровода и электро энергии. Единственное отличие — в корейской глубинке не настолько не мало запивох, как в русской, хотя они тоже делают собственный самогон.

Что нереально было представить в КНДР (Корейская Народно-Демократическая Республика — Корейская Народно-Демократическая Республика) 5 годов назад, но полностью обыденно сейчас?

Все, что я перечислю, пока что относится в главном к Пхеньяну. Весьма много маленьких пивоварен и кофеен. С 2013 года туристам разрешили брать сим-карты с мобильным вебом [ранее телефоны у туристов забирали при заезде в страну и отдавали при выезде. — Прим. ред.]. Я был одним из первых иноземцев, кто зашел в веб с телефона из Северной Кореи. Поначалу ограничений было даже меньше, чем в Китае, и вы могли входить в Facebook, Instagram и Twitter. Я даже глядел порнуху на центральной площади имени Ким Ир Сена, но только в научных целях. С течением времени власти прикрыли дырки в «буковом занавесе» [синоним термина «металлический занавес» для Восточной Азии. — Прим. ред.], но большая часть веб-сайтов все еще доступны.

Перед интервью я прочел статью огромного спеца по Северной Корее Андрея Ланькова (вы его наверное понимаете) о высочайшем уровне готовности Кореи к пандемии COVID-19. Также он ведает о достаточно высочайшей длительности жизни и низкой смертности у деток по сопоставлению со странами со похожим уровнем ВВП (Валовой внутренний продукт — макроэкономический показатель, отражающий рыночную стоимость всех конечных товаров и услуг, то есть предназначенных для непосредственного употребления, произведённых за год во всех отраслях экономики на территории государства). По количеству докторов на 10 тыщ человек Северная Корея находится на этом же уровне с Францией и США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке), а Мьянму и Непал опережает в 6 раз. Это приятно поражает. Что есть еще в Корее неплохого, о чем обычно не пишут международные медиа?

О искреннем дружелюбии и щедрости корейцев. Это нежданно, когда до приезда в страну вы обусловили их уровень паранойи и подозрительности по отношению к иноземцам. В действительности они будут весьма расслаблены в компаниях с туристами, в особенности опосля одной либо 2-ух бутылок соджу [корейский обычный спиртной напиток, крепостью от 13 до 45 %, но почаще 20 %. — Прим. ред.]. Есть внегласный перечень вопросцев и предел того, что иноземец может дискуссировать в общении с обитателем Северной Кореи, но почаще всего этот перечень ограничивается шуточками над фаворитами страны. Корейцы не ожидают от вас и не требуют, чтоб вы пели дифирамбы их фаворитам, довольно откликаться о их почтительно и без сарказма. Уверяю, что никто не будет против рассказов о стране, откуда вы приехали, и культуре до того времени, пока это не принижает КНДР (Корейская Народно-Демократическая Республика — Корейская Народно-Демократическая Республика). По моему опыту, конкретно туристы наиболее тревожные, чопорные и сдержанные в дискуссиях, чем северокорейцы. Иноземцы приезжают с кучей предубеждений, что полностью ожидаемо, беря во внимание, каким фрик-шоу смотрится Северная Корея в наших медиа.

Представьте, что Пхеньян — это Мурманск, Минск или

Кратерное озеро Тяньчи (Чхонджи) на горе Пэктусан

Обитатели голодают; жуткие чекисты и культ личности; испытание ядерного орудия; трудовые коммуны северокорейцев в Рф, которые зарабатывают баксы для правительства; замученный в кутузке янки; закрытые границы; расстрел любовницы Ким Чен Ына… Какие стереотипы о Северной Корее в мире очень раздуты и гиперболизированы, а какие не соответствуют реальности совершенно?

Стереотипы есть не попросту так, тем наиболее когда идет речь о Северной Корее. То, что у тебя паранойя, не означает, что за тобой никто не охотится. Потому недозволено сказать, что все клише о Северной Корее неправдивы. Но их совсем буквально преомнажают для драматического эффекта. Трагическая и ненадобная погибель Отто Уормбира [южноамериканский турист, которого в марте 2016 года приговорили к 15 годам кутузки в Северной Корее. Через некое время он впал в вегетативное состояние. В июне 2017 года Уормбира депортировали в США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке), где он через некоторое количество дней погиб, не приходя в сознание. — Прим. ред.] — один из таковых примеров, которому я предназначил целую главу в собственной книжке. Все факты демонстрируют на неудачную попытку самоубийства в кутузке, о которой северокорейцы умолчали, чтоб не утратить лицо, а позже это цинично употребляла администрация Трампа для демонстрации собственного приемущества над Северной Кореей.

[TRENDING] Otto Warmbier's parents seek $1 billion from North Korea, alleging torture

В книжке описан занимательный вариант с норвежской газетой, которую вы некоторое количество дней напористо выкидывали в урну собственного гостиничного номера, но горчичная также напористо доставала ее, расправляла и возвращала на ваш стол, поэтому что на пути из вашего номера к мусорным контейнерам ее могли узреть с зарубежной газетой. Для Вас этот жест означал ухудшение отношений и приросший уровень паранойи, что вправду подтвердилось в предстоящем. Какие еще незначимые детали за время вашего сотрудничества с Северной Кореей вы замечали, в каких был укрыт глубочайший и принципиальный смысл?

Да, как говорится, бес в деталях. Мне такие маленькие полевые наблюдения дают больше инфы о ситуации в стране, чем выражения самонадеянных политологов, которые посиживают в кабинете в тыще км от Северной Кореи. Вот потому я твердо придерживаюсь правила «иди и взгляни своими очами». Даже в наш цифровой век жив опыт, истинное рукопожатие, взор в глаза собеседника постоянно будут важнее цифровизации, какой бы удобной она ни была.

В одной из глав вы рассказываете о норвежском фотографе из вашей группы, который не удалил пародийное видео с Ким Чен Ыном со собственного телефона, и ролик узрел пограничник на заезде в страну. Фотограф подставил Вас, всю группу и принимающую сторону в Корее, прямо до того, что их могли признать предателями и выслать в лагерь. Почему за вашу книгу не отправятся в лагеря люди, которые с вами сотрудничали?

Наше сотрудничество не было кое-чем бесспорным и конкретным для властей КНДР (Корейская Народно-Демократическая Республика — Корейская Народно-Демократическая Республика), и время от времени мои северокорейские партнеры были близки к тому, чтоб отправиться в лагерь. Когда завершился один из наших проектов, мой северокорейский сотрудник сказал, что его супруга каждое утро рыдала, провожая его на работу: она страшилась, что вечерком он не возвратится домой. Эта история указывает, что мои северокорейские братья ставили на кон свою свободу, когда ввязывались в мои проекты. Я нескончаемо уважаю их мужество и честность. Мой ближний друг и сотрудник мистер Вин, на котором держится сюжет книжки, скончался в этом году опосля длительной борьбы с раком. По последней мере ему не угрожает лагерь.

Я верно сообразил, что эта книжка — финишная точка в вашем северокорейском проекте?

Трудно сказать, где проект такового масштаба начинается и завершается. Даже если я больше никогда не приеду в Северную Корею, то опыт нашего сотрудничества навечно изменил мой взор на мир и подход к работе.

Представьте, что Пхеньян — это Мурманск, Минск или

В СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии), невзирая на закрытость и тоталитаризм, сняли сотки хороших кинофильмов, написали тыщи восхитительных книжек, развивалась архитектура и другое искусство. И я допускаю, что в тот период на Западе о этом могли ничего не знать. Может, в Северной Корее схожая ситуация с искусством? В вашем перечне рекомендованных кинофильмов всего три сняты в Северной Корее, а в книжке вы мимолетно упоминаете только две музыкальные группы. На каких северокорейских артистов и произведения направить внимание?

Основная неувязка в том, что человек с европейским складом ума будет принимать современное северокорейское искусство как китч. Из-за безупречной дисциплины и отработанной техники что-то вас может впечатлить, но никогда не тронет за душу. Музыкально-гимнастическое шоу «Ариран» — единственное из произведений искусств (если это можно так именовать), которое и техникой впечатляет, и пробирает до мурашек. Представьте: практически 100 тыщ человек участвуют в шоу, а еще 150 тыщ глядят на их со стадиона. Безупречная синхронность сразу и трогает, и стращает. Поэтому что для почти всех из нас затеряться в массе — это и самое огромное желание, и самый глубочайший ужас.

Представьте, что Пхеньян — это Мурманск, Минск или

КНДР (Корейская Народно-Демократическая Республика — Корейская Народно-Демократическая Республика) — страна счастья?

Не нужно растягивать этот ответ из меня, а лучше съездите сами и проверьте.

Приобрести книжку Мортена Тровика «Предатель в Северной Корее. Гид по самой наизловещей стране планетки» можно в «Киоске» Bookmate или прочесть в приложении Bookmate: не только лишь получите наслаждение от чтения и новейших познаний, да и можете поддержать издательство Individuum.


Отыскиваете наилучшие тексты PRTBRT по ссылке. Нас можно читать всюду, но в особенности комфортно — в Facebook, «ВКонтакте», и Telegram канале. Плюс, у нас есть Instagram, там прекрасно!