Паломничество к святым местам Туркестана и южно-казахстанской области

Паломничество к святым местам Туркестана и южно-казахстанской области



Выпала мне честь отправиться на исследование родных мест силы, мусульманских святых мест Туркестана,  что находятся приблизительно в 800 км на запад от родного городка Алматы. 3 денька дороги, 2000 км, молитвы, дареты, минареты, мазары, и остальные радости грозного мусульманского юга, окруженного нескончаемыми степями, тонущими в красе расцветающих маков.

Дорога эта у казахстанских мусульман именуется «малым Хаджем» и по легендам, 3 таковых «малыша» равняются к одному величавому (то бишь в Мекку). Оговорюсь сходу: я- не придерживаюсь никаких религиозных норм, не соблюдаю никаких обрядов, так как от всей души верю в одного Бога с вариантами путей к нему. Недавнешние действия несколько затуманили у меня восприятие мусульманских традиций, потому главный целью было — посмотреть на их с иной стороны, и, как следствие, принять их. (простите меня, все читающие это дорогие моему сердечку други-мусульмане).

Обновлено в 2017 году: умопомрачительно вспоминать то, как меня вел путь к тому, что сейчас я называю удаленной работой.

Любой казахстанец, в независимости от разреза глаз, религиозных убеждений, и цвета кожи, с юношества помнит имена Эмира Тимура, Ходжа-Ахмета Яссауи (хотя и не постоянно помнит, что делали эти товарищи), наименования городов Туркестан, Сайрам (Ом-Саи-Рам=) ), ну и , естественно же Тараз («в каком тепло, и моя мать»). Крайний почти все казахстанцы знают к тому же как кузницу лихих таксо-джигитов, с опознавательным номером «H» на госномере.

остановка в степях южно-казахстанской области

Дорожка выпала долгая, 16тичасовая, через нескончаемые южные степи, горизонт которых резко разделяет место на землю и небо. Время от времени попадаются поля маков, колокольчиков и низких кустарников. Асфальт на трассе Алматы-Тараз завершается на полпути, остальная часть дороги больше похоже на «направление» с угадываемым рисунком некогда лежащего здесь покрытия.

Но не напрасно же молвят, что паломничество в Туркестан — это собственного рода аскеза, потому любые трудности на пути необходимо разглядывать как способности для внутреннего роста.

Содержание статьи:

Приезд в Туркестан

В 12 ночи пребываем в Туркестан, где нас ждет жертвенный баран, есть которого почему-либо полезно даже вегетарианцам, так как баран типо не прочь, чтоб его забили и съели. Я на соглашение не поддаюсь, ограничиваюсь чаем с молитвами, коих было прочитано много и от всей души. (Все-же, надеюсь, что барашка погибла не напрасно, и в последующей инкарнации ей быть уже как минимум жеребцом либо собачкой.)

Почему-либо опосля поедания жертвенного барана у соучастников каравана случилось откровение, которое в 2 ночи нас повело глядеть на ночной мавзолей Ходжи-Ахмета Яссауи. Размеры и убранство его, естественно, поражают. Не напрасно так старался Эмир Тимур. (Для справки: Х.А.Яссауи — учитель-суфий, философ, религиозный деятель и просто неплохой человек. Эмир Тимур (Тамерлан) — военачальник, добивший-таки Золотую Орду, и организовавший огромную империю , раскинувшуюся на территориях от Семиречья до Севера Индии)

паломничество в туркестан к мавзолею Ходжи Ахмеда Яссауи

мавзолей Хаджи Ахмеда Яссауи

Молитвы на благо всех {живых} созданий, пожертвование и созерцание свастик(!!!) на стенках мавзолея вводит в медитативное состоние. Чудом оказавшие рядом туземцы, при виде кучи европеоидов, молитвенно сложивших руки для молитвы, отшатываются в сторону. Слышны лишь смешки , да неудомленные перешептывания на казахском, типа «нифига се, российские молятся…» (моя славянская наружность и хорошее познание казахского языка уже несколько меня весьма очень выручали).

Это несколько напрягает и мотивирует лезть в ножны за клинком зания и просвящения, чтобы не повадно было продолжать разделять людей на тех кто с нами и тех кто против. Но приходится мириться с очевидной настоящей и свою страсть к всеобщему благу проживать все в той же молитве и самосозерцании. Тем наиболее, что на часах 3 ночи, сзади практически 800 км и подъем через 2 часа.

Паломничество к святым местам Туркестана и южно-казахстанской области

Рассвет над Туркестаном

Мавзолеи Арыстан Баб

Пока есть вдохновение, необходимо писать, вербализировать прожитые опыты и состояния, чтобы после понять их с новейшей глубиной и под новеньким ракурсом. С этими идеями, опосля двухчасового сна, на рассвете, я отправляюсь с группой к мавзолею Ходжи Асмета Яссауи.

Проклиная ранешний подъем и того, кто его изобрел, в мою голову вкрадывается просветляющая идея: «а когда еще у меня будет возможность сфотографировать неповторимое архитектурное создание в лучах рассветного солнца??». Через 15 минут я уже стоял на стенке Любви (остатки былой оплота Туркестана), пытаясь изловить свет.

Так как группа у нас собралась эзотерическая, люд всячески эзотерировал на лучи восходящего солнца, чем меня иногда вгонял в тоску. Вообщем, памятуя исконные «не суди», я отпустил свое раздражение, чтобы сублимировать его в нескончаемые потоки творчества, а конкретно — поиска того освещения, о котором писал ранее. Через каких-либо пару минут любой занимался своим делом и я с радостью себе отметил принятие восприятия окружающего места участниками группы.

Я был всем и ничем, перед величием входных порталов в мавзолей мудреца, которые заботливо хранят его самадхи уже в протяжении веков. Мое эго растапливалось восходящим светилом, я посиживал под стенками этого земного рукотворного великолепия с блаженной ухмылкой паломника на лице. Лишь редчайшие щелчки затвора выводили меня из данной нам утренней медитации. Проходившие мимо пилигриммы местного разлива сочувственно кидали мне свои взоры…

Вообщем, я отвлекся. Опосля возврата в гостевой дом, паломничество по святым местам Туркестана завершилось, но наш путь лег далее. Я растерял всякие ориентиры движения. Наименования поселков, городков и аулов на придорожных знаках мне ничего не гласили. Я просто был в дороге, без цели. В «тут и на данный момент», временами разминая отекщие зад и конечности ерзанием на неловком сидении микроавтобуса.

Кое-где на совершенно ровненькой поверхности горизонта замаячил купол мечети и 2-ух минаретов — единственная часть пейзажа, за какую мог прицепиться разум, и ее обжевать. Как следствие, стали рождаться различного рода фантазии: античные караваны Величавого Шелкового пути, череды верблюдов, палящее солнце, и нескончаемо длиннющий путь из Китая в Византию.

мавзолей Арыстан Баб

Мавзолей Арыстан-баб

По приезду, мечеть стала полностью для себя современным зданием, с медресе, гостиницами и короткой зеленью вокруг. Рядом расположился один из главных мавзолеев местных мест — Арыстан-баб. (для справки: это учитель Ходжи-Ахмета Яссауи. По легенде, он является инкарнацией (так про это молвят сами мусульмане!!!) 1-го из подвижников самого Пророка, которому выпал путь — принести Ислам в эти земли).

Вокруг — глинянные степи, и нескончаемые кладбища, на все 4 стороны света. Много народу. Кое-чем припоминает Индию с ее нескончаемыми рынками и всесущей суетой, лишь просторы наиболее лихие. Как обычно, молитвы у самадхи Святого на благо себя и всех {живых} созданий, садака (пожертвование) на нужды молитвословам, чарочка минеральной воды (никогда не задумывался, что вода может иметь ТАКОЙ вкус) и далее в путь.

Лирическое отсупление:  Ислам без экстремальных точек кипения — сущность мирная и умеренная религия. Снаружи помпезные мечети имеют наиболее чем скромное убранство и схожих собственному убстранству, служителей. Любая молитва предворяется даретом — обрядом омовения перед входом в храм Бога. Хоть какое неосмотрительное движение со стороны твоего желудочно-кишечного тракта либо мочеполовой системы карается повторным даретом, ибо нефиг с запятанными частями тела ходить по святым местам. Умопомрачительно

Домалак Ана

2 маленьких минарета, осторожный мавзолей, тонущий в зелени оазиса. Мы у  хранительницы дамского плодородия. Опосля грозного, засвеченного Солнцем, и окруженного бессчетными мазарами Арыстан-Баба, тут дышится просто. Поразил типичный ров вокруг основного строения мавзолея, в каком размещены ни то кельи, ни то комнаты для медитаций. Предназначение сих странноватых помещений осталось для меня загадкой.

Зато, эстетика внутреннего убранства мавзолея сейчас есть в моем фотоархиве. Хранитель разлюбезно разрешил создать 1 фотографию свода, за что ему маленький земной Рахмет, с искренними пожеланиями всех благ.

Паломничество к святым местам Туркестана и южно-казахстанской области

Домалак-ана

В очередной раз отмечаю, что напрочь не стал ориентироваться в пространстве, потому осознать, в какую сторону мы едем, тяжело. Осознаю только сам факт движения. Останавливаемся в деревне, напоминающей одичавшие восточные рынки Узбекистана, на которых нас встречают улыбчивые, как Вы додумались, узбеки.

Нужно сказать, что пока я выбирал какие конфеты взять, продавщица меня так обкормила ими, что я засомневался в необходимости их приобретения. Но, восточное радушие нужно уважить, потому пару кил сладостей было приобретено на благо всех {живых} созданий.

40 Ангелов, пристанище Ноя

Последующая точка «40 ангелов». По инфы от всех Мандиров командира, пространство для моей особой работы. Я, отключив критичное мышление, эту информацию признательно принял и все положенные ритуалы на данном месте исполнил, что содействовало чистке кармы и положительным намерениям на будущее. Хотя, мой бунтующий скептицизм временами давал о для себя знать, он совершенно не помешал мне уйти в глубокую медитацию на горах этого места силы.

9vluH2Xrrnw

гора «40 ангелов» через щель в какой нужно пройти

Местный хранитель (у нас его именуют Ширакши), правоверный мусульманин, возрастом за 50, говорил прекрасные легенды о тонких мирах, кармических долгах, и ковчеге Ноя, который на самом-то деле (!!!) пришвартовался на горе Казыгурт, что в паре км отсюда. Приходится созодать вид, что веришь)) А покуда, обосновать, что Ноя здесь быть не могло (как и совершенно самого Ноя на Земле-матушке), вера начинает трансформироваться в принятие: «Пусть будет так…» Вон сколько народностей приютил Казахстан, для Ноя уж буквально пространство найдем, чаем напоим, бешпармаком накормим, на самые мягенькие корпешки спать уложим.

В прочем, я отвлекся. «40 ангелов» больше всего известны тем, что в этом месте находятся 2 практически впритирку стоящие друг к другу горы – «Адам» и «Ева», пройти меж которыми можно, но трудно. И если твоя карма хороша, намерения чисты, а сердечко открыто – Путь для тебя и меж камнями будет легок, ибо слов «не могу» для нас, как и для Бога, нет.  Так вышло, что я прошел. Други, это было что-то… Я вышел пустым!!! Я никогда еще не был так пуст. Я никогда еще не был не мной. А здесь стал. Какая же тишь быть может в голове и сердечко. Что еще нужно??? Минут на 40 я растворился своем отсутствии, посиживал бы так вечно, если бы пинка не дали))) поэтому как терять по дороге участников группы в планах у организаторов не было.

Дорога уходила к подножью пристанища Ноя, горе Казыгурт, на которую мы должны были подняться на последующее утро. Кое-где посреди низких гор, в поросшем зеленью ущелье мы тормознули у мавзолея Акбура-аты, который по легенде, был весьма неплохим человеком, и прововерным мусульманином, который принес свет Ислама на земли тогдашнего Дешт-ы-Кыпчака.

Не совершенно оценен мною был строящийся мазар, так как было не ясно: строят его с нуля либо реставрируют. Да к тому же начал крапать дождь, который в перспективе мог перевоплотиться в ливень и нафиг размыть глиняную дорогу, из-за что торчать нам бы там пришлось еще 2-3 денька. Потому было принято решение лихо валить вниз, на поиск ночлега. И, нужно сказать, не напрасно, поэтому как маленький дождь превратился-таки в ливень, который шел всю ночь (то есть темное время суток)))

Тормознули на ночлег мы в Саи-Раме, в гостевом доме у хороших стариков, которые пустив к для себя 20 человек, так же по-доброму ворчали и возмущались всесущей возней прибывших.

Мавзолеи Айша-биби, Баба-ханум

Последующий денек обещал нам мавзолеи Айша-биби и Баба-Ханум, на которых по легенде просто нереально не попросить для себя любви и неплохого спутника жизни. По легенде, Айша-биби и Карахан полюбили друг дружку, но предки были против данной нам любви.

Не глядя на серьезный наказ опекуна, Айша-Биби все-же поехала в Тараз к возлюбленному, но катастрофически погибла от укуса змеи. В ее честь Карахан на месте ее смерти выстроил мавзолей.

Лирическое отступление: туристская инфраструктура цветет на маршрутах паломников буйным цветом, потому практически около всякого мавзолея либо монумента стоят лоточники с кучей разных сувениров. И практически любой из их со познанием дела и внутренним убеждением ведает простым белолицым (и почти всем остальным) о неповторимых энергиях, каналах, чакрах и карме. (даже не глядя на очевидное противоречие с канонами ислама).

Я, имея уже положительный опыт общения с энергиями Айша-биби, все-же поддался искушению, и купил несколько малеханьких сувенирчиков для собственных близких друзей, чтобы и половинки им нашлись быстрей, и сердечко раскрылось обширнее. Ну и торговцы были от всей души рады слышать от белобрысого славянина извечно восточное «Ассалауалейкум»)

Айша-биби и баба-ханум

Остальная часть дороги проходила в полном самосозерцании и нидра-йоге, во время которой снились необычные рисунки и формы. Редчайшие остановки на перекур были благословением, но лишь до того момента пока мы не подъехали к уникальнейшему месту силы, где можно не только лишь молиться но к тому же есть!!!

Какой там лагман! Я, поправ свое табу на мясо, за обе щеки улепетывал восточное лакомство, которое нам подавали приветливые девицы в хиджабах (кафе- мусульманское). Опосля такового ужина уже не были жутки ни оставшиеся 3 часа дороги, ни затекшие члены, ни аватары всяческих Шайтанов, из-за которых у меня разболелась щека.

Прибыли в город мы уже затемно. Я, удовлетворенный поездкой и собой, благополучно отправился спать.

Заключение

пейзаж Южного Казахстана

Степи Южно-казахстанской области

Как произнес в один прекрасный момент мой брат, стоя у дверей мечети: «Ну и что мы всегда делим?». Как-то, стоя на распутье, выборочно отметая те либо другие учения, я нередко погрязал в долгие интеллектуальные суждения. Здесь же я открыл какую-то такую часть собственного сердца, в которое уместилось все: и Сварог, и Род-Батюшка, и Лада-Матушка, и Аллах всевластный, и Иисус всепрощающий, и Шива всемилостивый… В нем не было противоречий и метаний, в нем оказалось все и сходу.

Принудило задуматься богатство свастик на стенках мавзолея Яссауи. Так ли был прост Тимур, когда это строил? А сколького я еще не узрел? Наиболее того, по возвращению, случился разговор с Димкой, который имеет в собственном арсенале данные по большенному количеству сакральных знаков в местных местах. (Жалко, что подобные встречи изредка бывают априори). В случайности я наиболее не верю, потому и отправляюсь копаться в истории и этнографии. Лишь сейчас в той, что творилась на родной земле.

А за все другое благодарю всех наставников, учителей, Светлых Богов, Будд прошедшего, реального и грядущего за прожитые опыты и будущие дороги, которых в этом году у меня будет много. Пусть все живы существа обретут счастье. «Сейчас, присно и во веки веков», Оум!